Ягодное. В центре Колымского края


Предыдущий рассказ

Ещё по пути из Магадана в Сусуман по Колымской трассе, я проезжал посёлок городского типа Ягодное. Это центр Ягоднинского района, который воспринимается как географическое «сердце» Магаданской области, примерно равноудалённое от всех её краёв (хотя это и не совсем так: всё же точка центра области находится восточнее). Посетив морозный Сусуман, я на следующий день отправился в Ягодное на пассажирском автобусе и провёл в Ягодном сутки. На первый взгляд, мало чем примечательное место. Однако тоже по-своему интересное.

Датой рождения посёлка Ягодное является 1935 год. Ещё за год до этого здесь появилась база дорожников, строивших Колымскую трассу. Первые изыскатели, побывавшие в этом месте, заметили, что оно особенно изобилует ягодами. От того и ручью дали название Ягодный, а спустя год это название унаследовал и посёлок. Зимой у меня не было возможности оценить, насколько «форма соответствует содержанию», но думаю, что с ягодами здесь и в наше время неплохо. За несколько лет Ягодное стало не только пунктом обслуживания Колымской трассы, но и, как и Сусуман, одной из баз добычи золота, а также строительной промышленности Колымского края. Ну и лагерей, естественно, тоже. В 1953 году Ягодное получает статус посёлка городского типа и становится районным центром.

2. В отличие от Сусумана, в Ягодном Колымская трасса проходит прямо через центр посёлка, называясь в нём Транспортной улицей. На этом же снимке виден локальный перепад высот, из-за которого посёлок неофициально делят на нижнюю и верхнюю части (большинство, впрочем, живёт в нижней). Слева видна голубая четырёхэтажка, где я ночевал в квартире на первом этаже. А ещё в одном из соседних домов (в кадр он не попал) провёл раннее детство Юрий Шевчук — пожалуй, самый известный уроженец Ягодного.

К концу советской эпохи население Ягодного выросло до 11 тысяч жителей, но, как и другие собратья по Колымскому краю, после распада СССР посёлок «усох», и сейчас здесь проживает уже меньше 3 тысяч человек. Однако по-прежнему Ягодное остаётся важным центром цивилизации. В советское время в Ягоднинском районе было два десятка посёлков, но сейчас, помимо Ягодного, полноценными посёлками остались только Дебин, Оротукан и Синегорье. В ещё нескольких жизнь теплится, но людей осталось совсем мало, и посёлки расселяются.

3. Пятиэтажный дом традиционной для Колымы 133-й серии:

4. Маленькая церковь, помещённая в советском здании:

5. А по соседству новая церковь. Уже построена, но пока ещё не действует.

6. Администрация Ягоднинского района размещена в типовом здании ещё сталинской эпохи:

7. Есть и жилые дома того времени — наверное, самые старые сохранившиеся дома в посёлке. Кстати, в сравнении с Сусуманом, в Ягодном было гораздо больше снега, как это хорошо видно по фото. Вроде и расстояние всего 150 километров, но из-за расположения по разные стороны от горных перевалов погода может сильно отличаться.

8. Городской парк. Там же протекает ручей Ягодный.

9. А ворота парка дополнены вот такой металлической чеканной надписью родом из советской эпохи.

10. А напротив — ещё один советский артефакт: вывеска на кинотеатре.

11. Такие же буквы сохранились и на универмаге. Однако Ягодное оказалось настоящим заповедником советских раритетов!

12. Небольшая треугольная площадь:

В Ягодном, как и в Сусумане, я встретился с одним интересным местным жителем, с которым тоже познакомился на форуме в музее истории ГУЛАГа в Москве в 2023 году. Этот человек — Иван Александрович Паникаров, без преувеличения местная легенда. Общественный деятель, краевед, а также создатель ещё одного «самодельного» музея на тему истории колымских лагерей. В 1990 году он создал местную общественную организацию «Поиск незаконно репрессированных» (в то время были живы ещё довольно многие люди, прошедшие через лагеря ГУЛАГа), которую возглавляет и по сей день. А собранные в ходе экспедиций артефакты (не только предметы быта и труда заключённых, но и фотографии и документы) Иван Александрович стал хранить прямо у себя дома, где и выделил одну комнату под домашний музей «Память Колымы». Подробнее об Иване Паникарове можно почитать, например, здесь или здесь. Я большую часть времени пребывания в Ягодном находился в компании этого человека (собственно, он же и поселил меня на ночлег у своих знакомых, которые на несколько месяцев уехали, оставив ему ключи).

13. Дом культуры, построенный руками заключённых. Строительство было завершено в 1954 году. Недавно он был отреставрирован.

Как уже сказано, Иван Паникаров создал свой музей прямо у себя в квартире. Однако в прошлом году администрация выделила ему помещение в доме культуры, где он тоже разместил часть музея. Правда, не о ГУЛАГе, а об артефактах советской эпохи. Как он сам говорит, «музей СССР».

14.

15.

16. Нашлось здесь место и искусству. Посёлок Штурмовой Ягоднинского района. Сейчас это, вроде, уже посёлок-призрак.

17. Современные значки на тему истории Магаданской области. Три таких Иван Александрович подарил мне.

18. В соседнем зале дома культуры местные жители делают маскировочные сети для бойцов СВО.

19. А ещё участникам СВО посвящён вот такой интересный плакат, висящий возле дома культуры.

20. Замёрзший ручей Ягодный в середине городского парка. На окраине посёлка он впадает в реку Дебин (приток Колымы).

21. Снова улица Транспортная, она же трасса «Колыма». Также, в 7 километрах к западу от посёлка, находится местный аэропорт, открытый в 2012 году (причём с нуля, в советское время аэропорта не было), куда раз в неделю летает самолёт из Магадана.

22. Ягоднинская школа и котельная живописно стоят на фоне гор. Эти горы — часть Верхнеколымского нагорья, уже знакомого по Сусуману.

23. Котельная поближе. Построена она была в 1970-х годах. Как сказал про них Иван Александрович, «молодцы, топят хорошо». А электроснабжение Ягодного осуществляется от Колымской ГЭС, расположенной у посёлка Синегорье.

24. В юго-западной части посёлка находится микрорайон 60 лет СССР, из названия которого хорошо понятно, когда он был построен.

25.

26. В одном из этих домов и живёт Иван Александрович. И, походив по посёлку, мы с ним направились к нему. Вот так примерно и выглядит комната, оборудованная им под музей «Память Колымы». Есть перспектива и того, что власти всё-таки предоставят ещё одно помещение помимо зала в доме культуры. Но пока что так. И, надо сказать, сам факт нахождения такого «самодельного» музея в жилой квартире уже впечатляет и многое говорит о целеустремлённости и упорстве его создателя. Иван Александрович живёт сейчас один (жена переехала в Магадан и периодически его навещает, а он не захотел оставлять свой музей), время от времени у него бывают посетители (туристы, исследователи).

27. Экспонаты самые разные — от лопат и тачек до погон служащих лагерной охраны. Не всё собиралось именно на заброшенных лагерях: что-то из этого Паникаров и принимал в дар от других людей или даже покупал.

28. Решётка, вроде, от штрафного изолятора. У нас в музее есть такие же.

29. Всё сопровождается подробным этикетажем.

Фотографировал я, надо сказать, совсем не много, так как увлёкся разговором с Иваном Александровичем, который мы вели сначала в музейной комнате, а потом уже на кухне. Смотрели различные фотографии на тему истории Магаданской области (там хранятся целые альбомы), копии архивных документов (на книжных полках в музейной комнате лежат картонные папки с надписями наподобие «Посёлки Ягодное, Дебин. 1940-е годы» или «Копии личных дел заключённых. 1939 год»), а также книги. Паникаров сам написал и издал не один десяток книг (включая и справочники и сборники стихов, написанных людьми, побывавшими в колымских лагерях), и дома у него хранится внушительная библиотека. Человек занимается этой темой уже более тридцати лет и, кроме прочего, рассказал много интересного о том, с какими трудностями и подводными камнями доводится сталкиваться в этой деятельности. История сталинских репрессий и ГУЛАГа — тема полная неоднозначностей и вызывающая по сей день много споров и даже конфликтов. Иван Александрович рассказывает, что ему доводится сталкиваться с нелестными высказываниями в свой адрес со стороны радикалов с обеих сторон, а для меня это наиболее верный признак объективности. Также он рассказал, что в своё время (ещё в 2000-е годы) практически прекратил сотрудничество с обществом «Мемориал», когда понял, что подход к работе с этой темой у них в корне различается (к примеру, «Мемориал» не раз был замечен в обелении пособников нацистов и подобных вещах). А ещё в 2018 году в Ягодном побывал ныне признанный иноагентом Юрий Дудь, который снимал фильм «Колыма — родина нашего страха» и взял интервью у Паникарова. По словам самого Ивана Александровича, это интервью Дудь сильно покромсал, нарочито вырезав оттуда те фрагменты, где рассказывалось об условиях содержания и работы заключённых в лагерях «Дальстроя», и где зритель мог бы сделать вывод, что эти лагеря, будучи, конечно, далеко не санаторием, однако и не являлись кромешным адом на земле; да и помимо этого, Дудь в своём фильме и в целом выставил Паникарова не в лучшем свете.

Говорили и про 501-ю стройку на Ямале. И я рассказывал про планы нашего музея по реконструкции лагпункта у разъезда Глухариный, и про научную работу. Иван Александрович оказался весьма интересным собеседником, так что в гостях у него я пробыл до позднего вечера.

30. Напоследок — фото из окна квартиры, в которой я ночевал. Это была точно такая же хрущёвка, как и видна напротив.

Так моё путешествие на Колыму в марте 2024 года подходило к концу. Переночевав в Ягодном, я утром следующего дня ещё раз встретился с Паникаровым, отдав ему ключи от квартиры, а потом сел на маршрутку (микроавтобус, где заранее бронируются места, это ещё один способ транспортного сообщения здесь) и уехал обратно в Магадан. Там я провёл ещё один день (в который посетил областной краеведческий музей), а на следующее утро после этого улетел в Новосибирск и оттуда обратно в Салехард, добравшись из столицы Колымы в столицу Ямала в течение одного дня, и был это день президентских выборов 17 марта. В Магаданской области я надеюсь ещё побывать (и, наверное, в тёплое время года). А пока что на этом завершаю свой рассказ об этой поездке.