Остров Ольхон. Часть 3, окрестности Хужира и природа

Опубликовано 23 июня 2018 года

В предыдущих частях рассказа об острове Ольхон я показывал байкальские пейзажи, а также посёлок Хужир — средоточие цивилизации на острове. Но остров большой, и имеет протяжённость без малого восемьдесят километров. Здесь очень много всего, и чтобы увидеть Ольхон во всём его многообразии, сюда, наверное, на месяц нужно приехать. Но и даже то сравнительно немногое, что я успел увидеть, интересно. Так что здесь, в заключительной части, я покажу природные пейзажи острова, соседнюю с Хужиром деревню Харанцы, и ещё немного Байкала.

2. Вид на Байкал (пролив Малое Море) где-то недалеко от Хужира. В общем-то, ракурс уже знакомый: на другом берегу Приморский хребет (на самом деле, он не так близко, это зум на фото сильный). Кстати, видите двоих человек в этом кадре? Я их заметил только когда дома на компьютере фотографии просматривал.

3. Природа Ольхона — это царство песка и сосен. Под ногами песчаные тропинки, на которых лежат сосновые шишки. Песок набивается в обувь. Чувствуется запах хвои. То в лицо, то в спину дует ветер. Порой возникало чувство, как будто я нахожусь где-то под Питером на Финском заливе. Местами пейзажи очень похожие.

4. Ведь и правда — прямо как в Ленинградской области или Карелии где-нибудь. Но только климат здесь совсем другой — сухой и солнечный.

5. Порой эти лесные грунтовки и тропинки среди сосен напоминали мне даже мою дачу в Беларуси.

6. Но всё-таки и растительный мир отличается. В лесу в большом количестве растёт сибирская лиственница, которой нету у нас.

А вообще, ольхонские леса полны загадок. От самой старой сосны в России, имеющей возраст 463 года, до спрятанных в глубине леса бурятских не то шаманистских святилищ, не то буддийских дацанов, о которых мне рассказывал Рене — мой приятель, вписавший меня на турбазе. Пожалуй, наиболее примечательные места Ольхона, которые я не посетил, — это его восточный берег, выходящий к открытому Байкалу, а также мыс Хобой на северной оконечности острова (но до него добраться сложно — либо брать экскурсию, либо сходить туда в поход с палаткой не на один день; про Хобой можете почитать, например, вот здесь). Впрочем, на Ольхоне я бы ещё с удовольствием побывал.

7. В общем, так выглядит таёжная часть Ольхона. Живописные леса, где приятно гулять и дышать полной грудью.

8. Багульник. В начале лета можно увидеть его цветение.

9.

10. Углубляясь в лес, все дороги постепенно поднимаются вверх. Как и многие острова, в середине Ольхон гористый, поскольку и возник он как восточный отрог Приморского хребта.

11. Но не весь Ольхон покрыт лесом. Юго-западная половина острова являет собой степь без единого дерева. Тайга и степь на острове тесно соседствуют, переходя друг в друга контрастной границей. Хужир находится как раз возле неё.

12. А есть тут даже и что-то похожее на пустыню.

13. Крепкий сосновый бор переходит в какие-то зыбучие барханы. И всё это вместе очень красиво смотрится. Такая удивительная природа на Ольхоне.

14. А это дорога на северо-восток от Хужира вдоль побережья острова. По ней я съездил в деревню Харанцы на взятом в прокат велосипеде (в Хужире, вместе со всей другой туристической инфраструктурой, есть довольно много пунктов велопроката). К сожалению, дороги на Ольхоне для велосипеда не очень подходят — очень много глубоких песков. В особенно тяжёлых местах или на подъёмах в горку приходилось даже пешком идти.

15. Просторы! Степное побережье (хотя уже за моей спиной — сплошной лес), а дальше — Байкал и Приморский хребет, где-то на севере переходящий в Байкальский.

16. Сосново-лиственничная роща:

17. Харанцы — маленькая бурятская деревня, которая, как и другие деревни Ольхона, была здесь ещё задолго до основания Хужира. Среди домов иногда можно увидеть местных бабушек в платочках. Типажи не сильно и отличаются от Центральной России, но только лица у них бурятские.

18. Рядом с деревней то тут, то там мелькают какие-то новые базы отдыха.

19. Но на фоне величия природы всё это меркнет.

20. Рядом с деревней находится скалистый необитаемый остров Харанцы, который я издалека уже видел. На нём нет ни деревьев, ни людей — лишь чайки кружат над островом. А где-то дальше видна пелена дождя.

21. Здесь же — приятный песчаный пляж. Да, тут Байкал уже совсем иначе выглядит, нежели где-нибудь в Слюдянке или на Кругобайкальской железной дороге. Даже немного трудно было поверить, что это всё одно и то же озеро. И ведь я ещё много где на Байкале не был.

22. А совсем рядом есть и обрывистые скалы, продуваемые всеми ветрами:

23. А вдалеке видна и знакомая нам скала Шаманка возле Хужира:

24. К северо-востоку находится мыс Будун (в переводе с бурятского — "толстый"), возле которого — деревня Халгай (или Улан-Хушин). Туда я уже не доезжал, хотя, возможно, стоило бы.

25. Сочетание солнечного света, облачности и байкальской воды порой даёт очень впечатляющие виды.

26. Ещё один лесной пейзаж. Что хорошо — здесь вообще нету комаров. Как, впрочем, и в других местах Байкала.

27.

28.

29. Напоследок покажу немного фотографий красивого заката, который я наблюдал здесь в третий (последний) вечер на Ольхоне. Вот так вечером выглядел центр Хужира.

30. А вот и скала Шаманка. Пока ещё не совсем темно, и фактура скалы различима.

31. И закат. Облака висят над Приморским хребтом, оставляя ясное небо над Байкалом. Здесь "фактический" закат наступает раньше, чем "астрономический", потому что солнце заходит за горы.

32. Закаты тут действительно великолепные. А Рене рассказывал, что он за годы, проведённые на Ольхоне, так и не смог привыкнуть к красоте здешних закатов и рассветов.

33. Вид на север:

34. В сумерках скала Шаманка становится таинственным силуэтом.

35. И на Ольхон надвигается ночь. А потом, когда уже было темно, я вышел к берегу Байкала послушать шум воды в темноте. А посмотрев наверх, увидел над головой совершенно потрясающее звёздное небо.

На этой ноте я и завершу рассказ об Ольхоне, и теперь уже и об озере Байкал. На следующий день в районе полудня я поехал обратно в Иркутск. Комбинация такая же — сначала автостопом от Хужира до переправы, потом на пароме в качестве пешехода, а потом от МРС до Иркутска тоже автостопом.

36. Последнее в этом путешествии фото Байкала. Это вид с парома. На переднем плане, справа, виден ольхонский берег. Я уверен, что ещё обязательно сюда вернусь, ну а в этой поездке я пока прощаюсь со Славным Морем, хотя ещё в ближайшую ночь мне предстояло несколько часов ехать поездом вдоль его побережья, но это было именно ночью. Через несколько дней я обратно ехал вдоль Байкала днём, но всё равно спал.

От МРС до Иркутска 260 километров, которые я без остановок автостопом доехал уже знакомой дорогой — через Еланцы, Баяндай и мимо Усть-Орды, прямо до центра Иркутска. В этот город я приезжал уже третий раз за эту поездку, и он мне стал до боли знакомым. Дело шло к вечеру, я прогулялся по знакомым улицам центра города, пообедал и пошёл на трамвай до вокзала. Меня ждал плацкартный вагон поезда Иркутск — Наушки, конечный пункт которого находится на юге Бурятии, на ЖД магистрали Улан-Удэ — Улан-Батор, и является пограничной станцией на российско-монгольской границе. Но мне предстояло ехать только до Улан-Удэ — столицы Бурятии, куда поезд приходил рано-рано утром. Этот город стал для меня конечным пунктом восточно-сибирского путешествия, и пока самым восточным местом, где я был.

А, и ещё. Здесь мне довелось столкнуться с очень забавным вывертом транспортного сообщения. Обратите внимание, как близко географически расположены друг к другу Ольхон и Улан-Удэ — от Хужира до бурятской столицы расстояние по прямой линии порядка 150 километров. Но чтобы добраться из точки А в точку Б, здесь нужно сначала проехать 300 километров по автодороге до Иркутска, а потом 457 километров на поезде до Улан-Удэ — итого 750 с лишним километров по параболической траектории. Но на сибирских просторах путешественнику семьсот вёрст, так сказать, не крюк. Даже интересно.

Вечером я проехал уже знакомый мне участок Транссибирской магистрали от Иркутска до Слюдянки, с двумя тоннелями и очень эффектным спуском к Байкалу (во время проезда которого уже темнело, да и я, застилая постель на верхней полке, в окно уже не смотрел). Потом было прибытие в Улан-Удэ в пол шестого утра. И об этом городе я вскоре и расскажу. Продолжение следует!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *