Бежаницкая возвышенность. Гора Лобно — Новоржев

Опубликовано 16 августа 2018 года

В первой части рассказа о походе по Бежаницкой возвышенности я прошёл 14 километров от села Кудеверь до горы Лобно — второй по высоте точки Псковской области. На ней я устроил длительный привал, успев там отдохнуть и даже подремать, после чего пошёл дальше на север. В этом рассказе дойдём до районного центра — города Новоржева. Идти оставалось тридцать километров, и интересных мест на пути было уже не так много, поэтому и фотографий меньше.

2. С горы Лобно я уже около трёх часов дня той же лесной дорожкой спустился в деревню Власково. Подъезд к ней от главной дороги Кудеверь — Новоржев внезапно оказался асфальтированным.

3. Мрачноватое болото возле дороги в километре от деревни:

4. После него — деревушка Саньково. Официальных постоянных жителей нет, но есть дачники. Я видел людей и машины у домов.

5. Возвращаюсь на главную дорогу, ведущую меня в Новоржев. Здесь возвышенность, а потому и дорога изобилует горками, что усложняет поход. Сначала пыхтишь на подъёме в горку (нужно учесть уже накопившуюся за день усталость и тяжёлый рюкзак за плечами), когда она заканчивается, переводишь дух и думаешь, что самое сложное позади. Но за новыми поворотами появляются и новые подъёмы. Но, впрочем, где подъёмы, там и спуски — дорога идёт то вверх, то вниз. И погода хотя бы не жаркая. Ближе к вечеру солнце стало чаще прятаться за облака.

6. Деревня Самсониха. Родные русские пейзажи.

7. Какая-то заброшка в деревне:

8. А большую часть похода я видел вот такой пейзаж. Грунтовка вьётся среди лугов и леса. Иногда мимо проезжают машины.

9. Через три километра после Самсонихи — деревня Тарасово. Запомнилась она мне вот этим красивейшим дубом. Ему уже явно не меньше ста лет, а то и все двести, и он помнит и войну, и дореволюционное время. И ещё, наверное, и всех нас переживёт.

10. Таксофон. Цивилизация! Их, вроде, устанавливали по какой-то федеральной программе, но не думаю, что люди часто ими пользуются.

Ещё в Тарасово почему-то запомнилось объявление о продаже мёда и яиц на заборе одного из домов.

11. Почти сразу после Тарасово начинается деревня с вот таким названием. Интересно, от чего оно пошло.

12. Гром находится на двух берегах маленькой речки Берёзовки, и за мостом через неё пришлось преодолеть ещё один изнурительный подъём.

13.

14. После привала в Громе решил уже искать место для ночлега. Хоть и на часах было только около шести вечера, но я за день прошёл уже 26 километров (пусть и с перерывом на отдых на горе). Но место сначала никак не находилось — то поле, то заросли, то неровность. Поэтому пока иду дальше.

От Грома я прошёл ещё три километра до следующей деревни — Лунёвки, которую сфотографировать почему-то забыл. Одна местная бабушка, увидев меня, полюбопытствовала, откуда и куда я иду, и впечатлилась расстоянием, пройденным мной за день. Из-за забора в этот момент лаяла её собака.

15. Возможно, в Лунёвке моё внимание отвлеклось на окружающий пейзаж. Деревня находится на открытом возвышенном месте. Вид, конечно, не такой, как с горы Лобно, но тоже интересный.

16.

17. Это, вроде, деревушка Белогубово виднеется. Официально давно уже нежилая, но какая-то жизнь там видна. Видимо, тоже дачники.

За деревней пособирал землянику на лугу (возможно, там раньше тоже была деревня, и земляника оттуда и осталась), после чего наконец нашёл подходящее место для палатки, и вскоре уже спал крепким сном. Итого за день я прошёл 29 километров (возможно, это даже мой рекорд). Встал на следующий день уже в половину шестого. Раннее утро второго дня, как и первого, ознаменовалось прохладой и туманом, а так как стоял я на лугу, тент палатки намок от росы. Пришлось так и класть его мокрым в рюкзак.

18. Уже в начале седьмого я продолжил поход. Сегодня дистанция гораздо меньше — до Новоржева осталось пройти только 14 километров. Кстати, и туман, и прохлада закончились заметно раньше, чем вчера. Это предвещало, что день будет жарким. Так в итоге и получилось.

19. Через километр показалась деревушка. Доставать телефон и смотреть на карте её название было лень, поэтому я навёл зум фотоаппарата на въездной указатель, а заодно и кадр сделал. Это — Машатино.

20. При ближайшем рассмотрении деревня оказалась уже вымершей. Дома стоят, но либо заколочены, либо заросли бурьяном. Печально.

21. Пятистенная изба. На Псковщине они, конечно, не такие большие, как на Русском Севере. И обычно обшиты досками.

22. Остатки какой-то хозпостройки. Снова валунная кладка.

23. Идём дальше:

24. Пустошь на месте деревни, опустевшей ещё в советские времена. В зарослях, на месте которых стояли избы, до сих пор видны остатки заборов. Тут жили люди…

25. А кругом — буйное разнотравие и шелест осин:

26. Деревня Грихново. Тоже уже опустевшая. Несмотря на это, таксофон всё равно поставили.

27. Идя по дороге, я уже вёл отсчёт оставшихся до Новоржева километров. Небо, как и вчера утром, ясное. Солнце всё выше, время приближается к восьми часам.

28. Следующая деревня Апросово запомнилась мне этим заколоченным домом. Официально тоже нежилая, но один явно обитаемый дом я в ней видел.

29. Через полтора километра впереди показалась довольно крупная деревня. Перед ней — кладбище под густыми кронами деревьев.

30. Возле него видны остатки какой-то кирпичной постройки. Я сначала подумал, что тут была церковь, но никакой информации о церкви в этом месте не удалось найти.

31. Ну а потом началась деревня Макарово (ударение, как ни странно, на предпоследний слог). До города уже совсем близко — каких-то пять километров. На дороге начался асфальт, который теперь будет уже до самого города.

32. Макарово относительно большое. Порядка трёхсот жителей. Выглядит, само собой, гораздо живее пройденных мной глухих деревень. Дорога здесь зовётся улицей Центральной.

33. Школа:

В Макарово был первый на моём пути магазин (в остальные деревни, видимо, какая-нибудь автолавка ездит), в который я зашёл купить пирожков местного производства и воды (хотя запас провизии у меня вполне ещё оставался). В очереди в магазине пришлось простоять 20 минут 🙂 После этого сделал привал на скамейке у магазина.

34. Деревенская жизнь:

35.

36.

37. Как и Лунёвка, возле которой я ночевал, Макарово стоит на открытом высоком холме, а потому и отсюда тоже открываются интересные пейзажи. За околицами домов — просторы Псковщины. И там уже равнина: Макарово стоит на краю Бежаницкой возвышенности.

38. В Макарово даже есть кирпичные двухэтажки.

39. Братская могила погибших здесь в войну красноармейцев:

40. И ещё одна валунная постройка. Даже с готическими стрельчатыми окнами.

41. После Макарово Бежаницкая возвышенность заканчивается. Дорога теперь заметно идёт вниз, спускаясь к Новоржеву. Впереди расстилаются живописные панорамы. Портит их только дикое количество борщевика, который лихо оккупировал заросшие поля.

42. На горизонте вдали виден волнистый силуэт уже другой возвышенности — Судомской. Это "младшая сестра" Бежаницкой, и там я тоже ещё надеюсь побывать.

43. Одна из последних деревень на пути. Кажется, Кузьмино.

44. А вскоре вдалеке и внизу уже показался городок:

45.

46. И въездной указатель с надписью "Новоржев". Я дошёл!

Итак, 45-километровый пеший поход закончен. Но само путешествие — пока ещё нет. Мне ещё предстояло посмотреть Новоржев, съездить в старинное и довольно интересное село Выбор на севере района, потом вернуться в город и поехать в уже знакомый мне посёлок городского типа Бежаницы, куда ведёт прямая дорога (то есть маршрут получился в виде треугольника), а оттуда на поезде обратно в Питер. Следующий рассказ будет про город Новоржев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *